Главная
Регистрация
Вход
Пятница
20.10.2017
06:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Музыка интеллекта

Меню сайта

Категории каталога
Статьи для родителей [6]
Научные статьи [6]

 Каталог статей 
Главная » Статьи » Научные статьи

Музыкальные компоненты литературного языка. к.п.н. А.А.Самбурская

В статье раскрываются наиболее очевидные параметры сходства музыки и литературы. В качестве основных музыкальных компонентов  литературного языка рассматриваются коммуникативность, ритм, интонация, полифония. Обозначена возможность типологизации музыкальной интертекстуальности.

                   Ключевые слова: музыкальные компоненты литературного языка, ритм речи, речевая интонация, композиция текста, полифоничность литературного произведения, музыкальная интертекстуальность.   

Musical components of the literary language.
A.Samburskaya

The article reveals the most obvious similarity parameters of music and literature. As the main musical components of the literary language are considered communicativeness, rhythm, intonation, polyphony. Author indicate the feasibility of typology of musical intertextuality. 

                  Keywords: musical components of literary language, rhythm of speech, speech intonation, composition of the writing, polyphony of literary works, musical intertextuality.

Проблема взаимосвязей литературы и музыкального искусства рассматривалась многими представителями различных областей науки. К сравнительному анализу музыки и языка обращались музыковеды, психологи, лингвисты, этнографы, филологи. Учеными изучались проблемы восприятия музыкальных и речевых ритмов и их воздействия на психику (А.Н.Леонтьев, О.В.Овчинникова), исследовались закономерности музыкальных и речевых интонаций (Б.В.Асафьев, Е.В.Назайкинский, Н.В.Черемисина); музыкальность, как особое свойство поэтического языка  рассматривалась в творчестве И.С.Тургенева, А.П.Чехова, К.Бальмонта, А.Белого, И.Бунина, М.А.Булгакова и других писателей и поэтов (Б.О.Курбанов, А.Н.Панамарёва, И.В.Ясюкович, Н.Ф.Иванова, Ю.В.Мальцев, Е.Р.Кузнецова и др.), были сформулированы принципы музыкальной организации романной прозы (А.В.Синяя).

         Многочисленные научные работы, изучавшие взаимосвязи литературы и музыки предоставляют нам возможность для более глубокого и детального изучения различных видов музыкальной интертекстуальности и для структурной типологизации музыкальных компонентов литературного языка.
         Музыка и язык – наиболее важные формы человеческого общения. По своему жизненному значению человеческая речь многофункциональна. Она является в первую очередь средством общения, средством мышления, носителем памяти, информации. С помощью языка становятся возможными как управление поведением других людей, так и регуляция собственного поведения человека. Речь может принимать разные формы, она может быть внешней, внутренней, устной, письменной; она также может быть представлена в форме монолога или диалога и т.д. Вместе с тем, качество речи, способы её построения, её смысл дают нам представление о личности автора или литературного героя. Характеризуя форму,  язык литературного произведения или отдельного персонажа, мы можем говорить о его музыкальности и о таких понятиях, как гармония, благозвучие, ритм, интонация, динамика, композиция, кульминация.

         Коммуникативность – наиболее очевидный параметр сходства языка и музыки. Особая «общительность» музыки вытекает из ее универсальной природы, специфики ее выразительных средств. В физических свойствах звука уже заключена вероятность вовлечения слушателя в музыкальный поток. По высказыванию Андрея Белого, «в музыке наибольшее приближение глубин духа к поверхностям сознания». Белый говорил о музыкальном корне всех искусств, придавая особое значение музыкальности литературных образов. [3, С. 49–52]

         Американские исследователи Leng, Shaw пришли к выводу, что мозг человека с момента рождения способен к восприятию музыки и она является своего рода предъязыком. Есть даже предположение, что музыка является архаичной формой мышления (Lehtonen 1995). Подобные утверждения лишний раз доказывают, что музыкальное искусство, как форма общения, на протяжении веков вбирало в себя опыт всей человеческой коммуникации и в свою очередь отражалось в речевых формах человеческого взаимодействия.     Музыка и язык, как знаковые системы несут смысловую нагрузку – информацию. Но музыка возвышается над понятийным языком, потому что она является лишь отражением представлений о предметах и явлениях окружающей действительности, она гораздо в большей степени связана с миром чувств и эмоций, и именно благодаря  таким музыкальным компонентам языка, как интонация, ритм, темп, динамика, тембр и др. автор имеет возможность передать глубже и выразительнее полный смысл высказывания.
         Ритм – это форма и способ существования мира вообще, поскольку ритмическое начало интегрированно проявляется и в природе, и в любой человеческой деятельности. Вся наша жизнь состоит из ритмичной последовательности рассветов и закатов, дней, лет, столетий... Дыхание, сердцебиение – жизнедеятельность человека регулируется ритмическими законами. По мнению ученых-филологов, ритм также является универсальным свойством, организующим и дисциплинирующим началом любой языковой системы (А.М.Антипова, И.А.Назаренко). По словам Н.В.Черемисиной, в качестве естественных истоков речевого ритма выделяют физиологическую и интеллектуальную его основы. Как элемент звучания речевой ритм опирается на физиологические основы, на ритм дыхания. Как элемент формы литературной речи, выполняющий коммуникативную функцию, ритм соотносится со смыслом, т.е. организуется, управляется и корректируется интеллектуально. Ритм речи имеет сложную, многоуровневую организацию, и принято говорить о своеобразной иерархии речевых ритмов – прежде всего о слоговом, словесном, синтагменном ритмах.  [4]

         В рамках литературоведческого подхода к изучению ритма большое внимание уделяется вопросу соотношения метра и ритма стихотворных произведений, сопоставлению ритма стиха и ритма прозы, методике определения ритмической организации прозаической художественной речи, изучению ритма как элемента стилевого своеобразия, определению уровней ритмизации художественного текста. Языковая ритмичность проявляется не только в стихосложении, как может показаться на первый взгляд. Художественная проза также ритмична, и любое целостное произведение строится по принципу связности и членении своих частей. Для осознания смысла произведения необходимо воспринять его ритм. [5]

         Некоторые исследователи считают наиболее целесообразным изучать ритмическую организацию прозаической речи по аналогии с речью поэтической, пытаясь обнаружить в прозе те же ритмические единицы, которые составляют основу поэзии, а именно слоги и стопы. В 20-е гг. прошлого столетия это направление было особенно популярным.[6] Однако в современной науке укрепилось представление о необходимости четко разграничивать понятия «стихотворный ритм» и «прозаический ритм». 

         Исследователи отмечают, что первоосновой ритма прозы служит «естественный» ритм разговорной речи, обусловленный физиологически и корректируемый интеллектуально.[1] Как элемент звучания речевой ритм опирается на физиологические основы, на ритм дыхания. Как элемент формы речи, выполняющий коммуникативную функцию, ритм соотносится со смыслом, то есть корректируется, управляется, организуется интеллектуально. Заслуга выделения этих основ ритма, общих для поэзии, прозы и разговорной речи, принадлежит стиховедам А. Белому и Л.И. Тимофееву.[7]
         В вопросе о взаимосвязи музыки и литературного языка нельзя обойти вниманием такой компонент, как интонация. В языкознании это понятие в широком смысле понимается как звуковое воплощение речевого высказывания. Речевую интонацию характеризуют звуковысотная кривая (то, что мы называем «мелодия речи»), изменения динамики и тембра. В узком смысле под музыкальной интонацией имеется в виду звуковысотная кривая мелодии, музыкальный отрезок, кратчайшая музыкальная мысль (Б.В.Асафьев). Музыкальная интонация представляет собой обобщение, несущее в себе некую музыкальную информацию; в ней кроется выразительность музыкальной темы. В отличие от музыкальной, речевая интонация вносит дополнительный эмоциональный смысл в речевое высказывание, подчас настолько изменяя этот смысл, что он начинает противоречить словам.

         Тем не менее, функции музыкальной интонации весьма близки к функциям, выполняемым речевой интонацией. Так, В.Н.Всеволодский-Гернгросс и А.Н.Гвоздев выделяют вопросительную, восклицательную, утвердительную, перечислительную интонации в музыке. В.А.Васина-Гроссман отмечает в музыке следующие интонации: скорби, восклицания, вопроса, утверждения, повеления, перечисления, призыва и другие. Как видим, наиболее типичные интонации наблюдаются как в языке, так и в музыке. Хотя некоторыми учеными предложена система фиксирования речевой интонации на нотном стане с помощью средств музыкального письма, в настоящее время пока отсутствует единая система записи как музыкальной, так и речевой интонации.

         Литературный текст, как и музыкальный, является знаковой системой со своей инфраструктурой. Композиция текста имеет много общего со строением музыкального произведения. (И наоборот музыкальный текст обладает синтаксической структурой). Даже отдельные понятия, используемые и в языке, и в музыке указывают на существующие аналогии: такт, пауза, рефрен, фраза, предложение, ударение, кульминация, композиция, период и др.

         Выдающийся ученый М.М.Бахтин ввел в литературоведение понятие "полифонизм". Проводя аналогию с музыкальной полифонией, которая характеризуется многоголосной фактурой, где равноправные мелодические линии создают общую гармонию, Бахтин говорит о полифоничности произведений Ф.М.Достоевского.   В  произведениях Достоевского, по мнению Бахтина, голос героя  построен так, как строится голос самого автора в романе обычного типа. "Слово героя о себе самом и о мире так же полновесно, как обычное авторское слово; оно не подчинено объектному образу героя как одна из его характеристик, но и не служит рупором авторского голоса. Ему принадлежит исключительная самостоятельность в структуре произведения, оно звучит как бы рядом с авторским словом и особым образом сочетается с ним и с полноценными же голосами других героев».[2, C.3, 8]

         Учитывание всех перечисленных компонентов позволяет  нам получить более детальную информацию о том, каким образом составлен данный литературный текст, какие он содержит "музыкальные приемы" и как они влияют на структуру текста.  Но музыкальные компоненты литературного языка могут являться не только элементами формы литературного произведения, они могут также отображать и его содержание. В этом случае мы имеем дело либо с музыкальным сюжетом и/или с героями-музыкантами (А.Пушкин "Моцарт и Сальери", Л.Толстой "Крейцерова соната"),  либо с прямой отсылкой к конкретному нотному тексту  (например,  "Гранатовый браслет" А.Куприна - Соната №9 Л.Бетховена, "Черный монах" А.Чехова -  "Серенада" Г.Брага ),  либо с другой музыкальной интертекстуальностью  (например, использование "музыкальных" фамилий у М.А.Булгакова).

         Рассмотренные связи позволяют нам констатировать, что музыка и литературный язык – это звуковые процессы с характерными для них общими объективными законами, расчлененностью, звуковой стилистикой, распределением акцентов и кульминаций. Композиция, полифония, ритм, звук, темп, динамика, ритм, интонация, ударение и многие другие элементы формы и содержания литературного произведения группируются вокруг общих закономерностей художественно-образных языков музыки и литературы.          Более глубокое изучение музыкальных компонентов литературного языка,  рассмотрение их интеграции на структурном уровне, типологизация различных видов музыкальной интертекстуальности  - могут дать очень интересные результаты для использования их в языкознании и  литературоведении.


Литература:

1. Антипова, А.М. Основные проблемы в изучении речевого ритма / А.М.Антипова // Вопросы языкознания. – 1990. – № 5. – С. 124–134.

2. Бахтин М.М., Проблемы поэтики Достоевского, М.: «Художественная литература», 1972 г., с. 3 и 8.

3. Белый, А. О художественной прозе / А.О. Белый // Горн. – 1919. – кн.II, кн. III – М., 1919. – С. 49–52

4. Черемисина, Н.В. Русская интонация: Поэзия, проза, разговорная речь / Н.В. Черемисина. – М.: Русский язык, 1982. – 207 с.  

5. Чернышева, Н.Ю. Ритм художественного текста как смыслообразующий фактор его понимания: дис... канд. фил. наук / Н.Ю. Чернышева. – Барнаул, 2002. – 128 с.

6. Шенгели, Г. Техника стиха / Г. Шенгели. – М.: Гослитиздат, 1960. – 312 с.

7. Эйхенбаум Б. М. О прозе. О поэзии. Сб. статей / Сост. О. Эйхенбаум; Вступ. ст. Г. Бялого. Л., 1986.

 

                                                                                                                         Алиса Самбурская 2015 ©  Все права защищены. 
                                                  
Перепечатка материалов сайта возможна только с письменного разрешения автора и с обязательной ссылкой на источник.

 

 

Категория: Научные статьи | Добавил: AliceSamburskaya (02.03.2015)
Просмотров: 584 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz